Ушёл из жизни Анатолий Иванович Крушлинский

11 Января

Ветеран забайкальского спорта, организатор спорта среди ветеранов-физкультурников в нашем регионе скончался ночью со среды на четверг.

Анатолий Иванович родился в Чите 4 июня 1932 года. Окончил Бийский автомеханический институт (1952), Иркутский сельскохозяйственный институт (1961). Разносторонний спортсмен: гимнаст, стрелок, конькобежец, многоборец комплекса ГТО. Один из лучших конькобежцев Читинской области 1950-х. Победитель соревнований ЦС ДСО «Локомотив» по многоборью ГТО (1979).

В 1950–1980-х годах Анатолий Иванович работал на инженерных должностях читинских предприятий, был инструктором по пропаганде Читинского областного Совета ДСО профсоюзов.

В 1991 году по его инициативе в Чите был создан клуб инвалидов-физкультурников «СКИФ», в котором были подготовлены чемпионы России, лауреаты всероссийских и международных фестивалей инвалидов, чемпион Европы по плаванию, участник Барселонской Паралимпиады 1992 года Виталий Хуторной, победитель международных легкоатлетических соревнований Елисеев, двукратный победитель всероссийских соревнований по плаванию Лапердин и другие известные спортсмены-инвалиды.

Стаж трудовой деятельности Анатолия Ивановича – более 50 лет. А сколько он сделал уже будучи на заслуженном отдыхе! Ушел человек, для которого годы были не помеха, а стимул к новым свершениям. Блеск в глазах и неисчерпаемый запас энергии – таким запомнят Анатолия Ивановича его коллеги, друзья и воспитанники.

Анатолий Иванович до последнего бегал на коньках и на лыжах, никогда не пропускал знаменитых конькобежных соревнований на призы Людмилы Титовой, которая, кстати, его очень уважала и считала надежным другом. А еще Крушлинский очень любил попариться в баньке, поплавать в бассейне.

О  том, как Анатолий Иванович относился к своим одноклубникам-скифовцам, можно говорить долго. В предисловии его книги «Мы из «СКИФа», выпущенной в 2010 году, мы читаем:

«Я написал эту книгу потому, что понимаю – для того чтобы инвалиду интегрироваться в наше общество,  ему необходимо надеяться только на себя, а не на наше государство, которому надо в первую очередь спасать крупный капитал и где денег хватает лишь для того, чтобы помочь банкирам и олигархам, а на мизерные пенсии уже не остается практически ничего.

Вот и выход в свет данной книги находится под вопросом из-за разразившегося мирового кризиса, когда неуемных предпринимателей подловили на скоротечных и ипотечных кредитах. Поэтому если Вы, уважаемый читатель, читаете эти строки (пусть даже самиздатовские), то можете познакомиться с опытом реабилитации инвалидов в нелегкие годы начала перестройки, когда не было государственного финансирования. Я далек от «рецептов на все случаи», да еще на расстоянии, но думаю, что если не падать духом, то всегда можно выбраться из любой  «ямы» и жить, уважая себя, и быть уважаемым другими. Обычно я всегда старался придерживаться древней мудрости: «Если меня сбросили в омут, то я должен постараться вынырнуть с рыбой в зубах!». А как это у меня получалось, когда я работал в «СКИФе», судить Вам.

В феврале 1991 года у нас, десятерых инвалидов, не было ни помещения (дома, офиса), ни денег, ни телефона. Все это пришлось добывать самим и затем организовывать тренировочный процесс. Через семь лет из «СКИФа» вышло шесть (!!!) чемпионов России и СССР, а Виталий Хуторной победил в Нью-Йорке на чемпионате США по плаванию и участвовал в Барселонской Паралимпиаде. Ирина Дроздова стала неоднократным лауреатом Российских фестивалей бардов. В клубе, кроме спортивного, образовалось еще поэтическое, песенное и туристическое направления. Я твердо усвоил правило, что если у самовара сидят и пьют чай хотя бы трое инвалидов и у них появился общий интерес, это – уже клуб! Попробуйте – и у Вас получится!».

Александр Потяев,

главный редактор газеты "Чита Спортивная"

*   *   *

А первую главу из книги «Мы из «СКИФа» сегодня стоит, наверное, всем нам перечитать заново.

Как в Чите создавался «СКИФ»

Я у себя дома бездельничал, т.е. смотрел телевизор, надеялся увидеть там что-то хорошее. Причем так это было ежедневно, времени у меня было много, потому что меня уволили с работы за то, что я хотел сэкономить для инвалидов деньги. Нужно было свозить спортсменов сначала в Великий Новгород, а через неделю в Волгоград. Чтобы не кататься туда-сюда через всю страну, я решил после новгородских соревнований по настольному теннису переехать поездом на Волгу (нашелся такой прямой маршрут Великий Новгород – Волгоград). Там разместил команду в гостинице, договорился с руководством волгоградского бассейна, чтобы моих пловцов пропускали на тренировки (иногда это можно было сделать бесплатно) и стал готовить заявки и план подготовки, искать питание в недорогой столовой. Одним словом, обустраивать маленькие сборы к предстоящим Всесоюзным соревнованиям по плаванию среди инвалидов. Забегая вперед, скажу, что мы выступили успешно. Виталий Хуторной и Игорь Судовцев стали призерами, а Виталий был зачислен кандидатом в сборную СССР. По приезду в Читу мне сообщили, что я уволен за недельный прогул (никто и не думал подсчитывать мою экономию), В таком нерабочем вакууме я пребывал дома, размышляя, где заработать денег на хлеб. До выхода на пенсию оставался всего один год, и заработок именно за последний год отражался на ее размере.

Эти мысли прервал шум и разговоры у моих дверей, затем раздался стук. Я открыл не спрашивая. В облаке холодного воздуха (середина зимы, январь) зашли около 10 человек хорошо знакомых мне инвалидов. Помню Судовцева, Лобанову, Насретдинова, Иванова, Хуторного, Пляскина и других.

Стали разговаривать как-то вяло о том, о сем. Чувствовалось, что-то другое привело их ко мне через весь город. После паузы решительным голосом Виталий Хуторной заговорил, что инвалидов, с которыми я регулярно занимался в бассейне, и проводил занятия в спортзале в их клубе «Гефест», теснят и администрация и даже сами коллеги по несчастью. Указывают, что спортсмены ездят на соревнования в другие города, а остальные сидят дома.

Раньше, до этого, в течение трех лет я уже имел опыт первых шагов работы с инвалидами. В 1988 году я повез команду из 19 человек на первую Бурятскую спартакиаду. Это произошло совершенно случайно. Я находился в своем рабочем кабинете. Вдруг забегает тогдашний председатель общества «Профсоюзы» А.Бывалый и сквозь прерывистое дыхание и с выпученными глазами кричит мне: «Езжай в Улан-Удэ. Прямо сейчас! Давай!» Рукой ослаблено помахивает и показывает на окно, через которое виднеется во дворе стоящий автобус: «На них уже билеты куплены. Вон их полный автобус!» И он выдохнул. Затем потащил меня к автобусу. С трудом я понял, сбегая по лестнице через 4-5 ступенек, что собрали по Чите инвалидов около двух десятков, а как дело дошло до того, кто же их будет сопровождать, то все кабинеты почему-то опустели. Я взглянул на переполненный автобус и сдался: «Только надо заехать за моей дочкой, которая была на каникулах, не оставлять же ее одну дома, а сам я могу и не переодеваться». Лето, тепло.

Потаскал я тогда на себе по рельсам и шпалам дореволюционного вокзала Чита-П и инвалидов, и их коляски. Хорошо, что моя дочь-шестиклассница уже в вагоне помогала мне стелить постели и разносить чай моим спортсменам За вечер я успел составить предварительную заявку судьям, переговорил с каждым и выяснил, кто что может.

А тогда, в 1988 году я выхлопотал у Татьяны Наполовой спортзал и бассейн «Нептун», куда сочувствующая нам Элла Викторовна Ширенина допустила будущих пловцов.

«Нам уже надоели конфликты, Иваныч (так они меня звали) помоги нам, организуй отдельный спортивный клуб», просили они. Заговорили и женщины: «До вас мы сидели по домам, теперь начали привыкать к тренировкам, познали вкус первых побед. Ну зачем вам сидеть без дела, Вы лучше нас знаете коридоры разных контор. Пусть у нас будет свой спортивный клуб, наподобие хабаровского или омского, где наши уже успели побывать и посоревноваться.» Я не смог им отказать. Такое доверие буквально окрыляет. Я тут же забыл, что я сейчас уволен, и о том, какая у меня потом будет пенсия. «А ваше увольнение, угадав мои мысли, сказал Игорь, - мы опротестовали и вас наверняка восстановят по решению суда». Ободрили окончательно. Я подумал, что за полгода составлю Устав клуба, зарегистрирую его, открою счет в банке, найду какой-нибудь офис, чем-нибудь обставлю, добьюсь установки льготного телефона, раздобуду или принесу из дома спортивный инвентарь и доработаю до своих 60 пенсионных лет. Но как потом оказалось, что вместо года задержался на семь лет. За это бурное время, благодаря организованным систематическим тренировкам и другим необходимым мероприятиям, спортсмены нашего «СКИФа» не только побеждали на всесоюзных, но и на международных соревнованиях, выросло число чемпионов и призеров. Выступали в Чите (и не только) по армрестлингу и настольному теннису, по стрельбе из лука и дартсу, шахматам и шашкам среди здоровых (!) спортсменов и нередко побеждали.

По аналогам спортивных и других организаций я за три дня составил устав клуба и назначил его обсуждение и утверждение на 11 февраля 1991 года. Все одиннадцать спортсменов должны были собраться в помещении клуба «Гефест», который три года назад организовал инвалид первой группы Александр Елисеев. Но на тот момент клуб уже развалился, и в его помещение на улице Ленина 32, как лиса к зайцу, вселились коммерческие структуры. Самого А. Елисеева уже переизбрали, а новый председатель Наталия Салехова неласково приняла нас, точнее, все комнаты просто закрыла и сама исчезла. Пришлось нам проводить первое организационное собрание в темном коридоре, а точнее под лестницей. Из трех наших учредителей пришел только председатель Читинского областного спорткомитета Б.П.Максимов. Утвердили устав, выбрали совет клуба, а меня - председателем. Я предложил название клуба «СКИФ» т.е. Спортивный Клуб Инвалидов-физкультурников.

Первые несколько месяцев я принимал инвалидов у себя дома. Все хлопотные и просительные бумаги печатались на моем стареньком «Ремингтоне», выдержавшем учебу моих детей и внуков и оставшемся в рабочем состоянии. Это на нем было подготовлено 18 документов для учреждения клуба, 8 разрешительных документов для открытия банковского счета, 6 разрешительных бумаг для хранения пневматического оружия и изготовления печати, а также другая информация. Так в Чите появился спортивный клуб «СКИФ».